«Светлая» сторона пандемии: будет ли переосмысление гражданского общества в Таджикистане?
пятница, 28 августа 2020 г. 16:38:12
«Неправительственные организации, СМИ, волонтерские группы и инициативы за время изоляции начали проявлять себя как субъекты, активно ведущие свою деятельность в рамках помощи населению и преодоления кризисных ситуаций», – политолог Муслимбек Буриев пишет о важности гражданского общества для Таджикистана в статье, специально для CABAR.asia.
 
Тема гражданского общества в Таджикистане почти не обсуждается, существует скепсис относительно того, есть ли оно вообще в стране. Кого следует считать представителями гражданского общества, какова должна быть его роль в социальных и политических процессах?
 
Неправительственные организации, СМИ, волонтерские группы и инициативы за время изоляции начали проявлять себя как субъекты, активно ведущие свою деятельность в рамках помощи населению и преодоления нынешних кризисных ситуаций. Это привело к переосмыслению и усилению важности роли гражданского общества в период кризиса как эпидемиологического, так и экономического характера.
 
«Возрождение» гражданского общества во время коронавируса
 
Период пандемии ознаменовался ростом активности негосударственных инициатив. Волонтерские группы организовывали сбор гуманитарной помощи для сотрудников больниц и людей, не имеющих средств индивидуальной защиты. Отдельные люди, в том числе предприниматели, в одиночку закупали продовольствие и также передавали врачам и больным.
 
Наряду с добровольными инициативами, была ярко заметна и деятельность НПО. К примеру, местная организация «Офис гражданских свобод» начала кампанию по сбору средств для людей преклонного возраста. Аналогичную инициативу запустила и ОО «Пешрафт», которая в дальнейшем организовала доставку 14000 наборов гумпомощи для пострадавших семей, пожилых людей и медицинских работников.
 
Помимо прочего представители гражданского общества официально обращались к министерству здравоохранения и ВОЗ с требованием прояснения ситуации с коронавирусом в стране и предоставления открытых статистических данных. В частности, коалиция гражданского общества против пыток и беззакония открыто предлагала министерству здравоохранения свою помощь в организации разъяснительных работ и информационных кампаний.
 
На фоне отсутствия каких-либо данных возросли сомнения у общественности касательно ситуации с коронавирусом в стране, что вылилось первоначально в неофициальный подсчет больных и погибших от пандемии через онлайн платформы. Подобная ситуация привела к тому, что власти приняли поправки о том, что за распространение неверной информации о пандемии лицу может быть наложен штраф до 1000 долл. США. Однако, такие поправки главным образом нацелены на другую часть представителей гражданского общества – СМИ. Неверной фактически будет считаться любая информация, идущая в разрез с официальными источниками, что является ограничением свободы слова и деятельности прессы. Поправки столкнулись с огромным количеством критики как внутри страны, так и в международном сообществе.
 
Для властей важно держать все под контролем и исключить любые попытки сеять панику в стране. Менеджмент во время такого кризиса не показал себя эффективным, плохо велась работа с распространением информации о мерах предосторожности среди населения. С точки зрения финансовых ресурсов и технического оснащения страна не была готова к подобному кризису, однако на помощь пришли международные организации и правительства других стран, направившие гуманитарную помощь для Таджикистана.
 
Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) оказалась единственным регионом страны, чье руководство на сегодняшний момент в открытом формате предоставило отчёт о потраченных финансовых средствах в период пандемии. В регионе были введены более жесткие меры, чем в остальной части страны. По разным сообщениям, в ГБАО был введен «негласный карантин» с ограничением передвижения жителей внутри городов и поселков. Руководство региона также ограничило транспортное сообщение между населенными пунктами и въезд граждан из других регионов, в то время как власти Согдийской области заявляли об аналогичных мерах, но по факту так и не ввели подобных мер.
 
Глава региона, Ёдгор Файзов как известно, ранее возглавлял фонд Ага Хана, тем самым имеет опыт работы в сфере НПО. Это один из примеров слияния гражданского сектора с властными структурами, то есть когда специалисты, ранее работающие в третьем секторе, занимают руководящие государственные позиции. Такой процесс позволяет использовать налаженные контакты с населением, связи внутри гражданского общества, четко понимать интересы общества и в дальнейшем соответствующим образом расставлять приоритеты в своей политике.  В Таджикистане это большая редкость, однако на примере ГБАО видно, как такой опыт сказывается на методах госменеджмента.
 
Специфика гражданского общества  в Таджикистане
 
Гражданское общество в Таджикистане представлено различными формами негосударственных объединений: неформальные (общины и советы) и формальные (НПО и общественные организации), проходящие через процедуры официальной регистрации в министерстве юстиции.
 
Основной уклон в деятельности организаций некоммерческого сектора делается на поддержке уязвимых или ограниченных в своих правах групп населения – финансовых, образовательных или физических. Тем не менее у данного сектора прослеживаются четкие связи с правительственной деятельностью: гражданское общество продвигает ту повестку дня, которой должна заниматься и государственная власть. Однако, это касается в большей степени зарегистрированных НПО, в то время как местные неформальные объединения нацелены на решение локальных хозяйственных споров.
 
По официальным данным министерства юстиции в стране действуют около 3000 НПО, в то время как в соседнем Кыргызстане насчитывается около 33000 подобных организаций.
 
В Таджикистане, как и в целом на постсоветском пространстве, взаимодействие гражданского общества с властью проявляется в своеобразном ключе. Гражданское общество реализует проекты и программы, направленные на укрепление демократических норм, одновременно осуществляя мониторинг их реализации, поддержку и защиту.  
 
Аналогичную роль преследуют СМИ, которые освещают проблемы общественности, тем самым также, как и НПО формируют социальную повестку.  В Таджикистане действуют общественные организации как ОО «Хома», Национальная ассоциация независимых СМИ Таджикистана (НАНСМИТ) и коалиция женщин-журналистов Таджикистана. Их деятельность направленна на защиту свободы слова и прессы, что вписывается в общую повестку гражданского общества.
 
Независимые СМИ можно рассматривать также как механизм наблюдения за тем, как реализуются различные законопроекты и госпрограммы, попутно предоставляя критическую точку зрения на процессы в стране. Таким образом, независимые СМИ, также, как и НПО выполняют функцию надзора за процессом демократизации, с одной лишь разницей – нацеливаясь на более широкую аудиторию.
 
Как государство относится к неправительственным организациям?
 
На законодательном уровне положение НПО достаточно сложное. В 2007 году был принят закон «Об общественных объединениях», который в основном определял правовой статус таких организаций: их полномочия и обязанности, порядок регистрации. В законе были обозначены также причины, по которым министерство юстиции имеет право приостановить деятельность НПО. Причины указывались размытые, без конкретики – нарушение законов и конституции страны. Тем не менее, закон в первой редакции выглядел достаточно лояльным к неправительственным объединениям, так на тот момент документ не устанавливал требования финансовой отчетности перед государством, что было включено в последующих изменениях.
 
В 2015 году были приняты первые поправки в данный закон. Ключевое изменение – это требование уведомлять министерство юстиции страны о поступающих финансовых средствах из-за рубежа. Таким образом, в законе впервые появился пункт, устанавливающий нормы подотчетности для НПО перед государством. Достаточно серьезный шаг в сторону контроля над НПО был сделан на фоне принятого в России в 2012 году Закона об иностранных агентах. Российский закон придавал статус «иностранного агента» некоммерческим структурам, которые получают финансирование извне, ведут политическую деятельности и пытаются повлиять на процесс принятия решений в стране. Под этот статус в итоге попали десятки организаций, в том числе и правозащитные, такие как организация «Миграция и закон», которая занималась защитой прав трудовых мигрантов в России.  
 
Таджикский же закон коснулся всех НПО вне зависимости от их деятельности. Главный фактор – это получение денег от иностранных доноров, а так как власти Таджикистана не занимаются выделением финансовых ресурсов некоммерческим структурам, то поправки стали общим требованием для всех существующих НПО.
 
Рисунок 1. Поправки в закон в “Об общественных объединениях” РТ.
 
 
В 2019 году были приняты новые поправки в закон от 2007 года. Отныне НПО обязаны разрабатывать и вести свой вебсайт, на котором необходимо регулярно раз в год отчитываться о потраченных средствах. Также НПО обязаны хранить информацию о финансовых операциях и предоставлять в министерство юстиции информацию о сотрудниках и руководителях НПО. В результате, согласно поправкам от 2015 года, на НПО возлагается огромная отчетная и финансовая нагрузка, так как они теперь вынуждены платить за хостинг. В особенности это актуально для мелких организаций, действующих на местных уровнях, чей бюджет сильно ограничен.
 
Для всех категорий НПО при этом устанавливается фактически тройная отчетность – перед донором, перед налоговой службой и перед министерством юстиции
 
Для представительств иностранных НПО также есть отчетность и перед головными офисами организаций. Основная риторика, которая все это время сопровождала принимаемые поправки – это борьба с терроризмом, а точнее борьба с его финансированием. Если в России «иностранный агент» ассоциируется с организацией, пытающейся вмешиваться во внутренние дела государства, то в Таджикистане сам термин НПО начал вызывать негативные коннотации.
 
Бывший министр юстиции РТ Рустам Шохмурод высказывался о том, что государству нужно знать на что тратятся деньги иностранных доноров, так как есть риск того, что эти деньги могут уходить террористическим организациям. О подобных прецедентах ничего до сих пор неизвестно, из-за чего подобная риторика скорее указывает на полное отсутствие какого-либо доверия к НПО. Основная причина такого настороженного отношения может заключаться в отсутствии эффективной коммуникации и взаимодействия между госструктурами и неправительственными акторами.
 
Гражданское общество при этом выставляется как источник деструктивных сил, неэффективно расходующих деньги и выступающих представителями иностранных агентств, то есть «чужих». Такое понимание разделяют и некоторые группы населения из-за того, что официальная риторика продвигает подозрительное отношение к НПО, действующим в Таджикистане. Можно предположить, что внесенные законодательные поправки, помимо усиления контроля над НПО, также могли негативно повлиять на их имидж в глазах общественности.
 
На пути к переосмыслению роли гражданского общества
 
В период пандемии деятельность гражданского общества приобрела большое внимание, расширив зону охвата и масштабы, а также продемонстрировала, что даже небольшие индивидуальные инициативы способны оказать значительный эффект на жизнь общества.
 
Для государства гражданское общество — это, безусловно, ценный актив. Государство, в отличие от гражданского общества, не так эффективно выстраивает связи с общественностью: даже на местном уровне чиновники либо не заинтересованы в работе с населением, либо на это не хватает времени и ресурсов. В таких случаях именно гражданское общество играет роль моста между обществом и государством.
 
Пассивная позиция властей на начальных этапах распространения вируса послужила стимулом для активизации гражданского общества. Высокий уровень мобилизации и эффективность деятельности в короткий срок, а также регулярное освещение гражданских и волонтёрских инициатив через СМИ и социальные медиа благоприятно повлияли на имидж негосударственных акторов в глазах широкой публики. Однако их деятельность – это и демонстрация высокого гражданского потенциала для властей.
 
Для государства гражданское общество — это, безусловно, ценный актив.
 
Государство не может игнорировать то, как растет важность гражданского общества. Тенденция продолжается уже несколько лет – к различным проектам, таким как реформа милиции и нового налогового кодекса привлекаются представители гражданского общества и прочих неправительственных объединений. К примеру, инициатива «Общественный совет по содействию гражданского общества реформе милиции» объединяет гражданских активистов, представителей НПО и правозащитников. Сотрудничество такого рода важно довести до систематического уровня по всем принимаемым законопроектам, чтобы учитывать альтернативные точки зрения, избежать дальнейших споров и недочетов в процессе реализации этих решений. Постоянный гражданский мониторинг принятия политических решений в целом является показателем развитого демократического государства и стремиться к такому формату необходимо, если государство позиционирует себя таким образом.
 
Сближение властей и гражданского общества приобретет еще большую важность в преддверии президентских выборов в октябре этого года.
 
Так как лояльность населения к гражданскому обществу растет, кандидатам на пост главы государства следует обратить на это внимание во время предвыборной компании. Наладив связи с гражданским обществом, возрастет вероятность эффективности реализации дальнейших государственных программ. Поэтому сейчас и после пандемии, важная задача – создать необходимые условия для свободного функционирования таких организаций и объединений.
 
Рекомендации
 
Для дальнейшего эффективного сотрудничества государственных структур и гражданского общества следует рассмотреть следующие моменты:
 
Для властей необходимо как можно чаще привлекать представителей гражданского общества к разработкам государственных программ, реформ и законопроектов. Это самый основной вариант развития сотрудничества.
 
Пересмотреть поправки в закон «Об общественных объединениях», облегчить требования финансовой отчетности, по крайне мере, сделать ее не такой регулярной и громоздкой.
 
Если для властей важна финансовая отчетность НПО, стоить рассмотреть вариант государственного финансирования неправительственных инициатив. Малые гранты будут хорошим началом. В таком случае, требования к отчетности будут выглядеть более релевантными.
 
Зачастую у НПО не хватает финансовых ресурсов для использования медиа инструментов с целью распространения информации о себе и о своих проектах. Независимые и государственные СМИ могли бы более активно освещать их деятельность, что расширить сегмент историй о неправительственных инициативах.
 
Международным донорским организациям и правительствам других стран, как основным источникам финансирования НПО, следует распределять больше поддержки для мелких НПО, учитывая сегодняшние условия и тенденции. Более крупные организации получают большую финансовую поддержку, тогда как мелким остается уповать на пожертвования.
 
Международным организациям стоит взять новый фокус на укрепление потенциала организаций гражданского общества в различных сферах. Основная задача – улучшить навыки написания и продвижения проектов, поиска финансирования, работы с медиа, налаживания связей с общественностью и государственными структурами.
 
Для самого гражданского общества необходимо наладить связи между собой. На данный момент действуют отдельные платформы, посвященные конкретным тематикам, например, права человека или безопасность. В подобном формате стоит организовать более широкую платформу или форум для НПО, на котором будут обсуждаться основные препятствия в работе, перспективы и общее положение гражданского общества.
 
Наладить кадровый обмен между НПО и государственными структурами. Это будет способствовать взаимному пониманию норм внутренней организации и использования преимуществ обеих сторон в налаживании дальнейшего сотрудничества.
 
"Cabar.asia"
Муслимбек Буриев
27.08.20

Другие материалы раздела:
Комментарии
форд


Публикации Авторов:

18.09.2020
M.Orlova, 24.kg
Что ждет кыргызстанцев, если кандидат "против всех" победит на выборах?

18.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменистан избавляется от русского языка

16.09.2020
V.Panfilova, NG
Ашхабад предлагает Кабулу площадку для мирных переговоров

15.09.2020
"Kabar.kg"
Кыргызстан суверенное государство - остальное это говорильня

15.09.2020
"Ritm EurAsia"
На территории ЕАЭС введут систему полной прослеживаемости товаров

14.09.2020
"IA-Center"
Будущее Казахстана в Беларусском зеркале

14.09.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызстану угрожает рост протестных настроений после выборов

11.09.2020
E.Pogrebnyak, Vzd
«Белорусский майдан» созревает в еще одном осколке СССР

09.09.2020
"Ritmeurasia"
Узбекистан пересмотрел свое отношение к ЕАЭС

07.09.2020
"Ritmeurasia"
Президент Кыргызстана не стал подписывать закон, где говорится о коррупционерах

04.09.2020
"Ritmeurasia"
ЕЭК изучит ситуацию по прекращению Казахстаном поставок металлического лома в Россию

03.09.2020
"Eurasianet"
Китай, возможно, хочет открыть новые военные базы в Таджикистане, утверждает Пентагон

02.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Бердымухамедову предлагают уйти по-хорошему

01.09.2020
G.Alekseenko (Afganistan.ru)
Центральная Азия стала спасательным кругом для мирных афганцев

01.09.2020
V.Panfilova, NG
Страны бывшего СССР создают новый консультативный альянс – без России

30.08.2020
"Gazeta.uz"
«Накинули на голову мешок и забрали на вертолете» — отец блогера из Соха

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней