Коронавирус повысит уровень бедности в Средней Азии
четверг, 9 июля 2020 г. 16:03:29
В результате эпидемии коронавируса страны Средней Азии оказались под двойным ударом: падение спроса и деловой активности сопровождается значительным сокращением объема денежных переводов трудовых мигрантов. При этом масштабы и продолжительность экономического кризиса предсказать пока крайне сложно.
 
В конце июня руководитель проектов Всемирного банка по вопросам бедности и равенства в Центральной Азии Уильям Зейтц в ходе онлайн-брифинга отметил, что последствия пандемии COVID-19 для региона оказались гораздо более значительными, чем предполагалось ранее. По его прогнозам, около 1,4 млн жителей региона из-за кризиса могут оказаться за чертой бедности, исходя из ежедневного заработка в 3,2 долл. в день, и 2,6 млн, если в качестве критерия рассматривать ежедневный заработок в размере 5,5 долл. По прогнозам ведущего экономиста Всемирного банка по вопросам сельского хозяйства Сергея Зори, озвученным в ходе онлайн-брифинга «COVID-19 и продовольственная безопасность Центральной Азии», в результате пандемии за чертой бедности в регионе могут дополнительно оказаться от 600 тыс. до 2,5 млн человек.
 
В докладе «Перспективы мировой экономики: Европа и Центральная Азия» от 8 июня аналитики Всемирного банка отмечают, что пандемия пагубно сказалась на странах Европы и Центральной Азии вследствие сочетания целого ряда негативных факторов: обвала мировых цен на сырьевые товары, сбоев в глобальных и региональных производственно-сбытовых цепочках, а также резкого повышения степени неприятия рисков на финансовых рынках. Все это привело к сокращению внутреннего спроса, перебоям в снабжении и снижению деловой активности. Начавшийся спад затронет как «мигрантозависимые» страны, к которым в Средней Азии относятся Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан, а в европейской части СНГ – Украина и Молдавия, так и ресурсодобывающие – Россию, Казахстан и Азербайджан.
 
В целом по Европе и Центральной Азии ВБ прогнозирует спад экономики в 2020 г. на 4,7%, причем рецессия затронет все страны региона. Если со второго полугодия начнется постепенная отмена ограничений, то восстановительный рост в 2021 г. составит 3,6%. Спад экономики отдельных субрегионов будет неравномерным и составит в Центральной Европе 5%, на Западных Балканах - 3,2%, на Южном Кавказе – 3,1%, в Восточной Европе – 3,6%, а в Центральной Азии – 1,7%.
 
То есть спад в Средне-Азиатском регионе будет самым низким и оснований для тревоги вроде бы внушать не должен. Более того, экономика России, по прогнозам ВБ, на протяжении этого года сократится на 6%, тогда как Таджикистана – всего на 2%, Азербайджана – на 2,6%, Армении – на 2,8%, Казахстана – на 3%, Кыргызстан и Белоруссии – на 4%, Туркмении – останется на прежнем уровне, а Узбекистана – вообще вырастет на 1,5%.
 
Тем не менее прогноз для Средней Азии выглядит неблагоприятным. Наиболее сильно, по прогнозам аналитиков ВБ, кризис затронет страны, для которых характерны прочные торгово-финансовые связи, в том числе за счет денежных переводов, с зоной евро или Россией. Именно к этой категории относятся Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан, которые львиную долю доходов домохозяйств получают в виде денежных переводов из РФ. В случае дальнейшего распространения инфекции и введения ограничительных мер потребление и инвестиции продолжат падение, а резкое сокращение объема денежных переводов еще более усугубит спад. Причем более глубокое падение экономики в России затронет Центральную Азию бумерангом – через сокращение объема денежных переводов, в связи с чем озвучиваемые ВБ прогнозы сравнительно невысокого экономического спада в среднеазиатских государствах вызывают сильные сомнения.
 
Влияние эпидемии на объемы денежных переводов в Среднюю Азию обсуждается экспертами как минимум с марта этого года, когда были закрыты границы и стало очевидным, что традиционного весеннего притока мигрантов в Россию из стран региона уже не будет. В апреле Всемирный банк опубликовал прогноз, в соответствии с которым объемы денежных переводов в развивающиеся страны из-за эпидемии коронавируса сократятся во всем мире примерно на 20%. Однако реалистичность этого прогноза в отношении Средней Азии сразу же была поставлена под сомнение. Уже по итогам первого квартала, большую часть которого ограничения еще не действовали, денежные переводы сократились на 22,3%, в Кыргызстан – на 20,3%, а в Узбекистан – на 7,2%. В апреле ведущие платежные системы России сообщили о 30-35%-м падении объема денежных переводов в зарубежные страны за март с перспективой падения в следующем месяце уже на 50%.
 
В особенно сложном положении оказались экономики Таджикистана и Кыргызстана, где денежные переводы мигрантов составляли около трети всего ВВП и по объему превосходили иностранные инвестиции. В РТ, по данным Центрального банка, денежные переводы в 2019 г. составили 2,7 млрд долл., увеличившись по сравнению с 2018 г. на 6,6%. Ожидалось, что в 2020 г. их сумма превысит 3 млрд долл., но из-за эпидемии эти планы оказались недостижимыми. На конец апреля, как сообщил агентству «Sputnik Таджикистан» директор Института социально-политических исследований РАН Сергей Рязанцев, по предварительным данным, около 60% мигрантов остались без источников средств к существованию. Из этого числа 25% уже потеряли работу, а остальные были отправлены в бессрочные отпуска. При этом около 80% мигрантов завили, что не смогут отправить деньги на родину в конце апреля, а 5% из числа сохранивших работу планировали выслать лишь часть обычной суммы.
 
По предположению политолога Дмитрия Верхотурова, Таджикистан и таджикские мигранты могут лишиться до половины своего заработка, что приведет «к резкому сокращению и почти прекращению переводов». С точки зрения таджикского экономиста Зулфикора Исмоилёна, темпы сокращения денежных переводов также могут оказаться гораздо выше, чем прогнозирует Всемирный банк. «Я считаю, что не 20%, а гораздо больше – 50%, – заявил он «Sputnik Таджикистан». – Потому что сейчас не все мигранты работают из-за самоизоляции в России и неизвестно, сколько это продлится».
 
Но даже если переводы сократятся на 20%, то их влияние на экономику составит 50%, поскольку «зарплат государства хватает только на 30% расходов… А 70% поступлений, которые получали люди, были деньгами от мигрантов». То есть покупательную способность населения обеспечивали именно денежные переводы мигрантов, сокращение которых сразу же привело к ее заметному снижению.
 
Падение покупательной способности ведет к снижению деловой активности, в результате чего в странах Средней Азии сокращается количество вакансий. По данным Уильяма Зейтца, по сравнению с прошлым годом число открытых вакансий на популярном узбекистанском сайте по поиску работы сократилось примерно на 75% по всем отраслям, а в некоторых из них – на 90%. Такая же ситуация складывается в Таджикистане и Казахстане, хотя последний отнюдь не относится к числу «мигрантозависимых» стран и по уровню экономического развития вполне сопоставим с Россией. Рынок труда в этих условиях не сможет быстро восстановиться, а значит, и скорого возвращения к докризисным временам ждать не стоит. Поскольку же в самой России ситуация с занятостью немногим лучше, не следует, по всей видимости, ожидать и быстрого восстановления в прежних объемах трудовой миграции.
 
О масштабах сокращения числа мигрантов в России свидетельствуют их многочисленные попытки вернуться на родину после закрытия границ. По информации киргизского посольства в РФ, только по официальным данным в страну возвратились 10 тыс. человек и еще более 11 тыс. заявили о желании вернуться. Общее же количество «возвращенцев» может составить 100-200 тыс. Скопления желающих вернуться на родину неоднократно возникали на российско-казахстанской и казахстанско-узбекистанской границах.
 
Так, на 29 июня под Соль-Илецком Оренбургской области скопилось несколько сотен киргизских мигрантов, желающих вернуться на родину. 2 июля посольство Таджикистана в России было вынуждено приостановить формирование списков граждан, желающих вылететь на родину чартерными рейсами, поскольку их оказалось слишком много. С 19 июня в дипредставительства республики в Москве, С.-Петербурге, Новосибирске и Екатеринбурге обратились несколько тысяч человек.
 
Обычного для летнего периода миграционного потока из Средней Азии в Россию из-за закрытых границ нет. И сроки возобновления прежнего режима передвижения в связи со вспышкой коронавируса в регионе выглядят крайне неопределенными.
 
"Ритм Евразии"
Александр ШУСТОВ
09.07.20

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
автогид кыргызстан


Публикации Авторов:

04.08.2020
V.Panfilova, NG
В Кыргызстане остро стоит вопрос, как жить дальше – страна на грани дефолта

03.08.2020
"Ritmeurasia"
Министр экономики Кыргызстана отчитался о борьбе с последствиями пандемии

30.07.2020
V.Panfilova, NG
Таджикистану не хватило воды

29.07.2020
"Lenta.ru"
Эксперт прокомментировал ситуацию в Кыргызстана перед выборами

27.07.2020
"Asia +"
С.Мухриддин: Кыргызстан не выполняет достигнутые прежде договорённости

27.07.2020
"Trend"
Показательное заявление о "политической некорректности": Туркменистан о репортаже журналиста из Таджикистана

26.07.2020
"Ritmeurasia"
Как Узбекистан восполнит нехватку электроэнергии из Таджикистана

22.07.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Клан Бердымухамедова несет потери

22.07.2020
D.Satpayev( Forbes)
Королевство кривых зеркал

21.07.2020
V.Panfilova, NG
В Бишкеке опять захотели убрать президента

21.07.2020
E.Pogrebnyak (VZ.ru)
Коронавирус заставил соседей умолять Россию о помощи

19.07.2020
"RIA Novosti"
Президент Казахстана раскритиковал правительство за упущения в борьбе с COVID-19

16.07.2020
"Podronmo.uz"
РУз, КНР и КР подготовили три возможных варианта железной дороги между странами

15.07.2020
"Interfax"
Третья встреча лидеров стран ЦА может состояться осенью

15.07.2020
"Zakon.kz"
Что происходит в Туркменистане с COVID-19

14.07.2020
"Nezavisimaya gazeta"
В Ашхабаде пандемии нет, но с ней борются

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней